Главная » Статьи » Период формирования ногайской нации » Золотая Орда

МОНГОЛЫ, ТАТАРЫ И МОНГОЛО-ТАТАРСКОЕ ИГО
Если кто пожелает описать татар, то ему придется описать множество племен, ибо это общее имя они носят только по их вере, сами же суть различные племена, далеко отстоящие друг от друга...

Сигизмунд Герберштейн

Большинство отечественных историков, рассматривают форму власти установленную Джучиевым Улусом Монгольской империи над Русскими землями как, монголо-татарское иго[1]. Хотя некоторые исследователи полагают что ига вовсе не было, а сложился симбиоз или военный союз Золотой Орды и Руси[2]. Тем не менее, для обозначения такой формы власти, бытовавшей в различных регионах и эпохах, в европейской исторической науке чаще всего используются термин и понятие иго. Данная традиция имеет давнюю историю.

В значительной степени это, обусловлено тем, что иго — очень древний индоевропейский корень. Он присутствует во многих индоевропейских языках: санскрите, зендском (авестийском), греческом, латинском, готском, хеттском, древневерхненемецком, новоперсидском, литовском, кимрском, ирландском, английском и армянском. Особенно широко представлен он у славян: словенский, чешский, полабский, польский, болгарский, сербский и русский языки, а также встречается в финском зыке.

Первоначальное значение слов с корнем иго восходит к связывающему, скрепляющему, или стягивающему что-либо средству. При дальнейшем развитии большинства индоевропейских языков, некоторые слова с таким корнем продолжают сохранять в основном близкие значения. Так, например, в санскрите это: ярмо, пара, натягивать, стягивать, напрягать, род, поколение. В польском — перекладина у саней, упряжка, тягловое животное, а также в топонимах: Jgo — Iomi. В латыни это ярмо, югерь, десятина земли, напрягать, или в названии города — Iguvium. В греческом языке — упряжка, тягловое животное. В хеттском, литовском и финском языках: ярмо, узда, хомут[3].

Слово иго встречается в древнерусских письменных источниках до монгольского нашествия. Так в Остромировом Евангелии XI в. оно означает: бремя забот, обязанностей и нравственную ношу ниспосланную свыше. В более поздней религиозной литературе и летописях XI—XVII вв. слов иго имело очень много близких смысловых значений[4]. Оно означало: средство, которым связывают, скрепляют что-либо, связь, узы[5]; хомут, ярмо, узда[6]; шея[7]; бремя, тягость, поклажа[8]; ноша забот и обязанностей, нравственная тягость, ниспосланная свыше[9]; господство, угнетение, рабство, неволя, гнет управления, власть чужеземных завоевателей[10]; а также иго Христово или монашеская жизнь[11].

Примечательно что, в значении рабство, работное иго, рабское иго, власть чужеземных завоевателей — термин иго фигурирует только с XII в., используясь в Поучениях Ильи Архиепископа Новгородского и в других источниках[12]. Во второй половине XV в. также упоминается работное иго Ивана III Васильевича над Новгородом[13]. При Петре I, в 1691 г., запорожские казаки считали себя находящимися под московским игом[14]. Однако следует подчеркнуть, что в русских летописях термин иго или татарское иго, обозначающее власть Золотой Орды над Русскими землями, не встречено. То есть тогда, этот термин и понятие в русской церковной литературе не использовалось. Они впервые появятся гораздо позже, в иных регионах и государствах.

По-видимому, татарское иго, впервые стали употреблять в польской исторической литературе конца XV — начала XVI вв. В это время на границах Западной Европы активную внешнюю политику проводит молодое Московское государство, освободившееся от вассальной зависимости золотоордынских ханов. В соседней Польше проявляется повышенный интерес к истории, внешней политике, вооруженным силам, национальным отношениям, внутреннему устройству, традициям и обычаям Московии. Поэтому неслучайно, что впервые словосочетание татарское иго использовал в Польской хронике (1515—1519 гг.) Матвей Меховский, профессор Краковского университета, придворный врач и астролог короля Сигизмунда I. Автор различных медицинских и исторических сочинений, восторженно отзывался об Иване III, сбросившем татарское иго, считая это его важнейшей заслугой, и видимо, глобальным событием эпохи[15].

Позже, термин татарское иго упоминается также в записках о Московской войне 1578—1582 гг., составленных статс-секретарем другого короля Стефана Батория — Рейнгольдом Гейденштейном. Даже Жак Маржерет, французский наемник и авантюрист, офицер на русской службе и далекий от науки человек, знал, что понимается под татарским игом. Широко использовался данный термин другими западноевропейскими историками XVII—XVIII вв. В частности, с ним были знакомы англичанин Джон Мильтон и француз Де Ту[16]. Таким образом, впервые термин татарское иго, вероятно, был введен в оборот польскими и западноевропейскими историками, а не русскими или российскими.

В. Н. Татищев не употреблял данное словосочетание, возможно потому, что при написании Истории Российской преимущественно опирался на ранние русские летописные термины и выражения, где он отсутствует. И. Н. Болтин уже применял термин татарское владычество[17], а М., М., Щербатов считал, что освобождение от татарского ига было огромным достижением Ивана III[18]. Н. М., Карамзин находил в татарском иге как отрицательные — ужесточение законов и нравов, замедление развития просвещения и науки, так и положительные моменты — становление самодержавия, фактор объединения Руси[19].

Другое словосочетание, татаро-монгольское иго, также, скорее всего, происходит из лексикона западных, а не отечественных исследователей. В 1817 г. Христофор Крузе издал Атлас по Европейской истории, где впервые ввел в научный оборот термин монголо-татарское иго[20]. Хотя, этот труд и был переведен на русский язык только в 1845 г., но уже в 20-е годы XIX в. отечественные историки начали использовать эту новую научную дефиницию[21]. С этого времени термины: монголо-татары, монголо-татарское иго, монгольское иго, татарское иго и ордынское иго, традиционно широко распространяется в отечественной исторической науке. В наших энциклопедических изданиях, под монголо-татарским игом на Руси XIII—XV вв., понимается: система властвования монголо-татарских феодалов, с помощью различных политических, военных и экономических средств, имеющая целью регулярную эксплуатацию завоеванной страны[22].

Таким образом, в европейской исторической литературе, термином иго обозначается господство, угнетение, рабство, неволя, или власть чужеземных завоевателей над побежденными народами и государствами. Известно что, Древнерусские княжества были подчинены Золотой Орде экономически и политически, а также платили дань. Золотоордынские ханы активно вмешиваются в политику русских княжеств, которую они старались жестко контролировать. Иногда, взаимоотношения Золотой Орды и Русских княжеств характеризуются как симбиоз, или военный союз направленный против стран Западной Европы и некоторых азиатских государств, сначала мусульманских, а после распада Монгольской империи — монгольских[23].

Однако следует отметить что, если теоретически так называемый симбиоз, или военный союз, какое-то время и мог существовать, то он никогда не был равноправным, добровольным и стабильным. Кроме того, даже в эпохи развитого и позднего средневековья, кратковременные межгосударственные союзы обычно оформлялись договорными отношениями. Таких, равноправно-союзнических, взаимоотношений между раздробленными русскими княжествами и Золотой Ордой не могло быть, поскольку ярлыки на правление Владимирским, Тверским, Московским князьям выдавали ханы Улуса Джучи. Русские князья были обязаны по требованию ханов выставлять войско для участия в военных походах Золотой Орды. Кроме того, используя русских князей и их войско, монголы совершают карательные походы против других непокорных русских княжеств. Ханы вызывали князей в Орду, чтобы одним выдать ярлык на княжение, а неугодных казнить или помиловать. В этот период Русские земли фактически находились под властью или игом Улуса Джучи. Хотя, иногда внешнеполитические интересы золотоордынских ханов и Русских князей, по разным обстоятельствам, могли в чем-то совпадать. Золотая Орда — это государство-химера, в котором элиту составляют завоеватели, а низшие слои — покоренные народы[24]. Монгольская золотоордынская элита установила власть над половцами, аланами, черкесами, хазарами, булгарами, финно-угорскими народами, а также поставила в жесткую вассальную зависимость Русские княжества. Поэтому, можно полагать что, научный термин иго вполне приемлем для обозначения в исторической литературе характера власти Золотой Орды установленной не только над Русскими землями.

Вместе с тем, следует подчеркнуть что, до сих пор медиевисты используют и трактуют термины: монголо-татары и татары очень широко. Порой ими обозначаются не идентичные исторические явления. Это произошло из-за того что, достаточно рано эти термины стали использоваться как этнонимы, политонимы, лингвоиды и конфессионимы. Древняя этническая и дополитическая история монголов и татар связана с регионами далекими от Восточной Европы. Известно, что этнонимы, даваемые данному этносу другими народами, нередко существенно отличаются по смыслу и содержанию от их самоназваний. Так например китайские историки X—XII вв. отделяют татар (Да-Да, Татань, Те-дань и др.) от монголов, отмечая что, монголами татары стали называть себя лишь в XIII вв[25]. В официальной монгольской средневековой истории монгол и татар также не смешивали, считая их совершенно разными народами[26]. Монголы и татары это, прежде всего собственные этнические самоназвания древних племен, внешние признаки и собственные имена, или эндоэтнонимы и лингвоиды, одновременно обозначавшие всех людей проживавших внутри определенных этносоциальных потестарных образований.

Данные термины европейцы стали позже использовать, прежде всего, как политонимы и этнонимы, для обозначения армии Монгольской империи устремившейся в Восточную Европу, а затем распространили на новое государственное образование — Улус Джучи и его народонаселения. При этом, европейцы распространяли самоназвания двух разных родоплеменных групп на все племена, входившие в состав армии завоевателей. Однако, используемые европейцами самоназвания этнических групп, отражали лишь незначительную часть действительного этнического характера армии Чингисхана. Они не соответствовали основному этническому составу народонаселения Золотой Орды. Таким образом, в ходе нашествия, монголы и татары оказались достаточно далеко от своей первоначальной этнической прародины, но их этнические самоназвания стали использоваться также как политонимы, ассоциируясь у соседей с новым государственным организмом — Улусом Джучи.

В начале XIII в. китайцы, арабы и европейцы уже именуют монголами и татарами один и тот же народ[27]. Армянские историки XIII в. не только называли его монголами, татарами, тугарами, но также объединяли эти два разных этнонима в один мугал — татары[28]. П. Карпини и Г. Рубрук, хотя также называли их монголами (монгалами и моалами) и татарами, но, тем не менее, верно считали, что монголы подчинили себе татар[29]. Так получилось, что в большинстве европейских источников XIII—XVI вв. закрепилось только лишь один термин — татары[30]. Например, русские летописи XIII—XV вв. не содержат слова монголы. Здесь во время Батыева погрома (1237—1241 гг.) фигурируют татары, таурмены (таумены, торкмене, тортмене) и печенеги (печенези), а в XIV—XVI вв. сохранилось только название татары, реже татарове[31]. После распада Золотой Орды, в Западной Европе и в России, название татары сохранилось как своеобразный этноним. При этом, им стали обозначать совершенно различные тюркские и другие народы, как проживавшие на территории бывшей Золотой Орды и Монгольской империи, так и в СССР[32].

Однако, жителей бывшей Волжской Булгарии, также входившие в состав народонаселения Золотой Орды, русские летописи XIII—XIV вв. не относили к татарам. С середины XIV – до конца XVII вв., население этого региона традиционно именовалось болгарами или казанцами, а Казань считалась булгарским городом[33]. Только после распада Золотой Орды летописцы автоматически переносят этноним татары на новые государственные образования, с соответствующим уточнением: казанские, астраханские, крымские, ногайские и др. В середине XVI в. С. Герберштейн писал, что название татары объединяет различные племена, находящиеся друг от друга на большом расстоянии, и употребляется из-за того, что у них одна вера[34]. Иными словами, термин татары стал конфессионимумом, обозначая и ассоциируясь с мусульманством. То есть, полагалось что, все мусульмане — татары.

Сами жители Казани не любили, когда их называли татарами. Кроме того, в XIII—XV вв. население бывшей Волжской Булгарии, в русских летописях иногда называли бесерменами — искаженное от мусульмане[35]. Только с XVI в. население Казанского ханства стали все чаше именоваться татарами, что окончательно закрепилось в XVIII в[36]. Возможно, здесь существенную роль сыграла внешняя политика, проводимая казанскими ханами по отношению к Московии. Поэтому, на Руси рассматривали Казанское ханство, как одного из наследников традиционно антирусской политики Золотой Орды[37]. Также, допускают что название татары, населению бывшей Волжской Булгарии и Казанского ханства, пытались навязать русские священники и чиновники XVIII—XIX вв. Тем не менее, жители этого региона до конца XIX в. считали себя болгарами, и лишь в конце XIX — начале XX вв. приняли название татары[38]. Большинство отечественных историков, достаточно обоснованно, считают нынешних казанских татар прямыми потомками волжских булгар[39].

В XIV—XVI вв. термин татары употреблялся как минимум в трех разных значениях. 1. Улус Джучи (Золотая Орда) — как государство татар, название которого происходит от правящего татарского клана (арабские авторы, европейские путешественники, русские летописи, народный эпос Идигей); 2. Татары, как слой военно-феодальной знати многих племен, подвластных Золотой Орде, выводивших свое происхождение от социально-престижных татар (арабские авторы, европейские путешественники и купцы, Рашид-ад-дин); 3. Татары, как кочевой преимущественно тюркоязычный народ (арабские авторы, европейские путешественники, русские летописи, народный эпос Идигей)[40].

Тем не менее, термин татары во всех случаях несет в себе и этническое содержание. В Европе даже до XIX в. татарами называли все народы от Волги до Китая, Японии, Тибета и Ледовитого океана[41]. В России XIX — начала XX вв. так именовали многие народы, в основном тюркоязычные: кавказские татары (азербайджанцы), минусинские или абаканские (хакасы), поволжские, сибирские, крымские, семипалатинские (часть казахов), таранчинские татары (уйгуры) и ряд других народов Северного Кавказа и Сибири. В настоящее время этноним татары закрепился за татарами Среднего Поволжья и Приуралья, крымскими и сибирскими татарами (туринские, тюменские, ишимские, ялуторовские, иртышские, тобольские, тарские, бухарские, чацкие, аринские, барабинские, томские татары)[42].

Особенно широкое распространение термин монголо-татары получает только в ходе активного научного изучения истории Евразийских государственных образований эпохи Золотой Орды. Попытки ликвидировать кажущееся несоответствие между хорошо известными этнонимами, топонимами и политонимами как монголы и Монголия, а также постоянно встречающимися в средневековых источниках терминами татары и Татария привели к появлению странного по своему содержанию словообразованию монголо-татары. Внешне оно вроде бы примиряет историко-географические традиции средневековья и новейшего времени.

Так, В. Н. Татищев употреблял два термина: монголы и татары[43]. М. М. Щербатов использовал три: татары, монголы, мунгалы, а также впервые предложил их всех именовать моголистанскими татарами[44]. Вслед за ним эти названия использовал И. Н. Болтин[45]. Ведя речь о монголах и татарах, Н. М., Карамзин полагал, что название татары распространялось русскими на завоевателей, поскольку большая часть монгольского войска состояла именно из татар[46].

Как уже отмечалось выше, впервые термин монголо-татары применил Христофор Крузе в 1817 г.[47], а из российских исследователей вероятно П. Наумов. Хотя исследователь справедливо заметил, что завоевателями были не татары, а монголы. Причиной того, что их называли татарами явилось то, что монголы по мере приближения к странам Западной Азии и Руси были усилены местными татарами, Т. е. тюркскими народами[48]. С тех пор термин монголо-татары достаточно широко употребляется в исторической науке.

В средневековой этнической истории монгольских и тюркских племен Средней, Центральной и Восточной Азии много запутанного и спорного. Поэтому, следует согласиться с исследователями полагающими, что вопрос о том, какие племена из перечисленных у Рашид-ад-дина и китайских историков являются тюркскими, или монгольскими, в настоящее время вряд ли разрешимый. В значительной степени это затруднено тем, что название племен, титулов и личные имена у народов этого региона сильно перемешаны в результате заимствований[49]. Тем не менее, существует несколько версии о происхождении монголов и татар.

Согласно одной из них, монголы (Мэньву) являются частью отуз-татар (северных шивейцев), родственны токуз-татарам (южным шивейцам), и происходят от черноречных мохэсцев, близких хисцам, уйгурам, тукюэсцам, киданям, кумохам и другим племенам тунгусо-манчжурского происхождения. Иными словами, монголы и татары — племена тунгусо-манчжурского происхождения[50]. По другой версии, монголы и татары — монголоязычные племена, в современном понимании, родственные кумохам, каям, киданям, кераитам, найманам, меркитам, ойратам, мангытам и др[51]. Третий вариант предполагает, что татары — племя тюркского происхождения[52].

Кроме того, имеются еще гипотезы о том, кто от кого произошел, монголы от татар или наоборот. Некогда существовало древнее племя монголов и так же именовался один из родов у татар, который стал правящим и дал впоследствии название Монгольской империи Чингиза[53]. Этноним монголы (мэнгу) очень древнего происхождения, но встречается в источниках очень редко. По другой гипотезе, монголы не смешивались с татарами (Да-Да) и первыми образовали империю Чингиза[54]. Существующие разногласия между историками по этим вопросам объясняются противоречивостью, а иногда тенденциозностью сведений, сообщаемых древними авторами[55].

Следует согласиться с исследователями, полагающими, что когда один народ приобретает перевес над другим, то над родами последнего старались поставить родственников или знаменитых лиц из числа завоевателей. Поэтому имена этих начальников служили поводом к перемене названия всего поколения (рода-племени). Но правители не могли изменить повседневный язык у побежденных. Названия племен, приведенные Рашид-ад-дином, скорее всего, произошли от личных имен.

Поэтому, между тремя главными народами, поселившимися в Средней, Центральной и Восточной Азии (маньчжуры, монголы и тюрки), встречаются сходные названия поколений и родов, говорящих на разных языках. Кочевые племена и народы, перемещавшиеся на этом огромном пространстве, оставили повсюду следы своего существования в виде этнонимов и топонимов. Если бы монгольский язык появился только с народом, во главе которого стал Чингис, то вряд ли он мог сделаться общим для племен, кочевавших от Буир-Нора до Иртыша, и от Байкала до Великой Китайской стены. В названиях: найманы, ойраты, тумэнь, дэрбэт и других племен, видны чисто монгольские этнонимы. Поэтому, можно даже допустить, что сам Чингисхан не владел языком, который ныне называется монгольским. Однако он дал имя своим подданным и этому языку.

Кроме того, многие личные имена монголов (Чингис, Угэдэй, Темучин, Мухури и др.) принадлежат неизвестному языку. Народы этого огромного региона с древности говорили на языках, близких к нынешним: на востоке — к маньчжурским, в центре — к монгольским, и на западе — к тюркским. Как народам востока и запада удавалось быть владетелями центра, так и народам центра доставалось господствовать над востоком и западом. Все это приводило к формированию некоторых своеобразных оттенков в наречиях одного языка, а также оставило свои следы в сходстве названий многих племен[56]. Язык дахуров и солонов представляет нечто среднее между монгольским и маньчжурским, а калмыцкий так отличен по звукам, хотя и сходен по корням с монгольским, что монголы его не понимают. Названия племен, титулов и личные имена у народов этого региона сильно перемешаны в результате заимствований[57].

Не зависимо от того, сформировались ли этнонимы монголы и татары на основе монгольского языка, тунгусо-маньчжурского (что более вероятно) или даже из тюркского, названия рода и племени в данном регионе часто не соответствовало его действительной этнической принадлежности. Тем не менее, монголы и татары X—XII вв., были родственными племенами, говорившие на одном языке, имевшие одинаковые обычаи и внешний вид[58]. Монгольский язык и монголоязычные племена существовали издавна, но не назывались именем монголы[59]. Вместе с тем, татары — это тюркское племя (VI—VIII вв.)[60], с названием тюркского происхождения[61], подчинившее в VI—XII вв. многие монголоязычные образования, которые в X—XIII вв. стали также именоваться татарами. Монголы же (мэнгу) — это тунгусо-маньч­жур­ское племя[62], жившее в IX—X вв. среди других монголоязычных племен, растворившееся в них, но оставившее им свое название и правящий род, который стал господствовать в XI—XIII вв.

В Средней, Центральной, Восточной Азии и на Дальнем Востоке этнонимы обозначают не только конкретные народы, племена и роды. Они также служат собирательным наименованием для более крупной группы племен, образующих определенное культурное или политическое единство, даже если входящие в него племена разного этнического происхождения. Поэтому, средневековые авторы XI — середины XII вв., рассматривали монголов как часть татар, так как до середины XII в. военно-политическое господство в регионе принадлежало последним. В середине XII в. наоборот, татар стали считать уже частью возвысившихся к тому времени монголов[63]. В XI—XII вв. монголы воевали с татарами, киданями, чжурчженями, китайцами. Род или племя Мэньву, стало во главе монголоязычных племен, образовав государство Хамаг Монгол Улус или государство всех монголов. В первой половине XII в. монголы одерживали победы над чжурчженями и татарами, но силы были неравные и с 60-х годов XII в. начались поражения, которые привели к распаду этого монгольского государства.

В 80-е годы XII в. Темучин возглавил борьбу за восстановление монгольского государства и повел войну со старыми врагами. Возможно, он действительно состоял в родстве с царским родом Монгол, если его отец Есугей-богатур был племянником Амбагай-хана и внуком Хабул-хана, правителей Монгольского государства[64]. Китайцы считали Темучина черным татарином, но по монгольской легенде он происходит из монгольского племени — тайджиют[65]. Однако есть мнение, что Темучин не мог быть прямым продолжателем исчезнувшей династии Мэньву, поскольку его отец служил простым десятником — офицером в войске Монгольского государства[66]. Так или иначе, но именно Темучину удалось объединить многие монголоязычные и тюркские племена. Он принял ханский титул и стал называть себя Чингисханом. По мнению китайского автора Мэн-Хуна, монголы в начале XIII в., при Чингисхане, уже не знали, откуда взялось название монгол.

Допускается, что принять название монголы Чингисхана научили и убедили чжурчженские чиновники, поскольку раньше существовал народ Мэнгу, который побеждал чжурчженей и татар и имел своих императоров. Однако, Мэнгу был, потом сильно разгромлен и его царская династия пресеклась. Чингисхан объявил себя преемником этой династии, мстителем за разгром государства, восстановил его название и название рода монголы[67]. При создании своей империи Чингисхану пришлось долго воевать с шестью татарскими племенами, победив которые он приказал всех их перебить. Несмотря на это, значительная часть татар осталась в живых, вошла в состав монгольской армии империи Чингисхана. Многие татары стали потом великими и уважаемыми эмирами[68]. Поэтому, народонаселение державы Чингисхана в других странах именовалось не только монголами, но и татарами, хотя правящая верхушка была монгольской.

Причину этого явления хорошо показал Рашид-ад-дин: ...При всей вражде и раздоре кои царили в их (татар) среде, — они уже в глубокой древности... были покорителями и владыками большей части монгольских племен и областей, выделяясь своим могуществом и полным почетом... Из-за их (татар) чрезвычайного величия и почетного положения, другие тюркские роды при всем различии их... стали известны под их именем и все назывались татарами. И те различные роды полагали свое величие и достоинство в том, что себя относили к ним (татарам) и стали известны под их именем, вроде того, как в настоящее время, вследствие благоденствия Чингисхана и его рода, поскольку они суть монголы, — разные тюркские племена, подобно джалаирам, татарам, ойратам, онгутам, кераитам, найманам, тангутам и прочим, из которых каждое имело определенное имя и специальное прозвище, — все они из-за самовосхваления называют себя тоже монголами, несмотря на то, что в древности они не признавали этого имени. Их теперешние потомки, таким образом, воображают, что они уже издревле относятся к имени монголов и именуются этим именем, а не так, ибо в древности монголы были лишь одним племенем из всей совокупности тюркских степных племен... Так как внешность, ...прозвание, язык, обычаи и манеры их были близки у одних с другими и хотя в древности они имели небольшое различие в языке и в обычаях, — ныне дошло до того, что монголами называют народы Хитая (Северный Китай) и Джурджия (предки современных маньчжуров), нангясов, уйгуров, кипчаков, туркмен, карлуков, калачей, всех пленных и таджикские народности, которые выросли в среде монголов. И эта совокупность народов для своего величия и достоинства признает полезным называть себя монголами. Перед этим, тоже вследствие силы и могущества татар, был такой же случай и по этой причине еще и поныне в областях Хитая, Хинда и Синда, в Чине и Манчине (Центральный и Южный Китай), в странах киргизов, келаров и башкир, в Дешт-и-Кыпчаке, в северных от него районах, у арабских племен, в Сирии, Египте и Марокко..., все тюркские племена называют татарами...[69] Таким образом, очень многие племена, жившие в среде монголов или татар, или находившиеся под их властью стали именоваться и ассоциироваться с монголами и татарами, перенимая на себя их славу и известность.

Господствующее ядро народонаселения державы Чингисхана, составляли монголы, монголоязычные и тюркские племена, в том числе и татары, значительная часть которых незадолго перед этим была истреблена. В империи также проживали и вошли в армию Чингисхана: джалаиры, суниты, меркиты, карлауты, ойраты, онгуты, кераиты, найманы, тангуты, уйгуры, кидани и бекрины. Из них вышли многие военачальники и чиновники[70]. В количественном отношении они составляли гораздо большую часть населения державы, чем татары, сыграв в ее истории ничуть не меньшую роль последних.

Г. Рубрук сообщает, что в своих завоевательных походах Чингисхан ставил передовыми отрядами татар, поэтому другие народы стали так называть всех завоевателей, хотя большая часть их погибла в походах[71]. Как известно, монголы формировали передовые отряды не только из татар, а также из других покоренных народов, посылая их в наиболее опасные места — на убой[72]. Хотя венгерские миссионеры сообщают, что татары, покорив какой-либо народ или государство обязывают тех людей впредь именоваться татарами[73], но это не подтверждается другими источниками.

В средневековой Европе и на Востоке, ряд авторов и священников находили, прежде всего, религиозно-мифологическое обоснование причинам появления монголов и татар. Они связывали их с легендарными народами Гог и Магог в христианской традиции, Яджудж и Маджудж — в мусульманской. Якобы, за грехи и жестокость, Александр Македонский изгнал их на край света. При этом, европейцы часто переосмысливали этноним татары, интерпретируя его как выходцы из Тартара, то есть из Ада. Благодаря трудам многих известных ученых XIII в.: Матвея Парижского, Роджера Бэкона и др., такой подход хотя и постепенно, но достаточно глубоко внедрилось в общественное сознание европейцев. Поэтому, на Западе тогда даже стали считать татар слугами сатаны, демонами и людоедами, посланными людям за их грехи[74].

Тем не менее, в армянской рукописи 1248 г. сообщается, что татары, это народ стрелков, называемых острыми и легкими, или тур и ар. Отсюда получилось слово татары. Некоторые армянские авторы считали татар потомками скифов-варваров[75]. Слово татары также выводилось от тартыр: тянущий, влекущий, человек, который тянет и переводилось как царь царей[76]. Сочинивший в XVII в. Родословное древо тюрков Абул-Гази, полагал что, первоначальное татар было именем одного из тюркских ханов, а затем стало названием народа[77]. Н. М. Карамзин связывал происхождение слова татары с названием якутского идола, вместо которого выявилось несколько схожее слово сята у якутов и дьяда у эвенков[78]. Исследователи также считают, что татар, означавшее в Персии и Турции гонец и курьер[79], образовалось из двух слов: тау (гора) и тар-тор (жить), жители гор и горцы[80]. Этноним татары сопоставлялся с персидским словом тептер или дэфтер (тетрадь) — занесенный в список колонист и переселенец[81]. Но его происхождение относится к XVI — XVII вв[82]. По другому мнению, слово татары (та-та и да-да), в китайском языке обозначало: грубые, варвары, дикие и кочевники. Потом же им стали пользоваться арабские и персидские авторы[83]. Н. Я. Бичурин выводил этноним татары от тунгусо-маньчжурского слова татань, или шалаш[84].

Более аргументированным представляется мнение Д. Е. Еремеева, с которым согласны многие авторитетные исследователи. Данный автор считает этноним татары тюркоязычным, поскольку он оканчивается на ар, что встречается и у других тюркских народов: болгар, мадьяр, авар, хазар, сувар, мишар, кабар, кангар и др. Ар в персидском языке означает человек, мужчина. От него происходит тюркское эр/ир в том же значении. Слово тат — одно из названий древнего иранского населения. По М. Кашгари, татами тюрки называют тех, кто говорил на персидском языке фарси (иранском). Потом тюрки стали так именовать уйгуров, китайцев и вообще всех чужеземцев и соседние тюркские племена[85]. Скорее всего, этноним татары — тюркско-иранского происхождения. Название монголы (мангу), вероятно, происходит от тунгусо-маньчжурского слова мангу (река, вода) и означает речные жители[86].

В Улус Джучи ушло немалое количество завоевателей с семьями, имуществом и скотом. Однако, целью этого грандиозного военного перемещения милитаризованного общества было завоевание, поэтому его нельзя считать переселением. В Улус Джучи, было выделено 4000 воинов коренных монгольских племен: сайджиют, кингит и хушин. Большая часть войск Токты и Баяна, в конце XIII — начале XIV вв., состояла из этих племен, а потом к ним прибавились войска русских, черкесов, кипчаков, маджаров, и других покоренных народов. Из-за распрей между родственниками в Монголии, некоторые коренные монголы переселились в Улус Джучи[87]. Джучи получил в свой улус 9000 юрт[88], что составляет, примерно, 30 000 воинов[89]. Но все эти сведения относятся к 20-м годам XIII., т. е. еще до похода на Русь, когда Улус Джучи еще не стал самостоятельным государством. В нашествиях на Русь, скорее всего, участвовало 120—140 тысяч воинов, 75 % которых были выходцами из покоренных монголами народов.

Источники не позволяют сделать достаточно точный и бесспорный вывод, сколько монголов, татар и воинов других племен осталось жить в Восточной Европе, или вернулось назад в Монголию. Известно, что в состав войск золотоордынского хана Токты в конце XIII в. входили части из племени кыят (10 000 человек), а в войсках Ногая было большое количество мангыт. В Золотой Орде еще встречаются племена конгурат, и алчи-татар. Все они, кроме алчи-татар, — коренные монгольские племена[90]. Подтверждением этого, служат названия аристократических родов Золотой Орды и государств, образовавшихся после ее распада: мангит (мангыт, мангут), барын (баарин), аргын (аркулат?), кыят (кият), найман, ширин, кунграт (кунгират)[91]. Сведения о том, что в Золотой Орде получили некоторое распространение такие религии как несторианство и буддизм, в форме ламаизма, являются косвенным свидетельством проживания здесь представителей таких покоренных монголами племен, как уйгуры, кереиты (кераиты), онгуты, тангуты, кара-китаи (кидани), найманы, меркиты (мергиты), чжурчжени и других более мелких этносов[92].

Основное же эксплуатируемое население Золотой Орды, с этнической точки зрения, представляло собой довольно пестрый конгломерат покоренных народов: волжские булгары, русские, ясы, черкесы, хазары, половцы (кипчаки) и др. Золотоордынские города, созданные руками жестоко эксплуатируемых ремесленников из Хорезма, Северного Кавказа, Руси и других покоренных государств, в XIII — начале XIV вв. переживали бурный экономический рост[93]. Однако, большинство населения Золотой Орды составляли, жившие здесь до прихода завоевателей, номады половцы (кипчаки), в среде которых уже в XIV в. начинает растворяться часть завоевателей. Такое положение охарактеризовано Эл-Омари: ...В древности это государство было страной кипчаков, но, когда им завладели татары, то они (кипчаки) сделались их подданными. Потом они (татары) смешались и породнились с ними (кипчаками), и земля одержала верх над природными и расовыми качествами их (татар) и все они стали точно кипчаки, как будто они одного (с ними) рода... [94].

Насколько быстро шел процесс тюркизации завоевателей видно из того факта, что уже в XIV в. в Золотой Орде сложился и был широко распространен тюркский, или западнотюркский - кипчакский литературный язык. При Берке-хане, в качестве официального языка звучит, в основном, тюркская речь. Ярлыки Тохтамыша (1382 г. и 1393 г.) и Кутлуг-Тимура написаны на среднеазиатско - тюркском и кыпчакском языках. В XIII веке дипломатическая переписка иногда еще велась на монгольском языке. Так, в ряде арабских источников, указывается, что в 1283 г. к египетскому султану прибыли послы от золотоордынского хана Туда-Менгу с посланием, написанном на монгольском и арабском языках. Однако, монгольский язык применялся все реже и в XIV веке исчез из обихода совсем. Тюркский же язык народов Поволжья и Урала, включал очень много огузских элементов и сложился прежде всего на кипчакско - огузской основе, отличавшейся от Среднеазиатской чагатайской. Кроме того, живая повседневная речь жителей золотоордынских городов Поволжья, содержала большое количество огузских элементов.

В складывание золотоордынского литературного языка, значительный вклад, внесли деятели культуры из городов низовий Сырдарьи. Некоторые элементы среднеазиатского тюркского языка были привнесены выходцами из Хорезма, игравшими в Золотой Орде существенную роль. От переписчиков, которыми обычно были уйгуры, в этот язык попало некоторое количество уйгурских слов. Тем не менее, в целом литературный язык Золотой Орды сложился на кыпчакской основе. Официальные и деловые бумаги писались на разных языках, в том числе и на кыпчакском. В Новом Сарае и других ордынских городах, встречено вещи с надписями на данном или близком к нему тюркском языке. Итальянский финансист XIV века Ф. Пеголотти, в своем руководстве для купцов, ведущих дела в Золотой Орде, советуют иметь переводчиков, знающих команский (половецкий) язык. Важным свидетельством о преимущественном распространении половецкого языка, не только среди кочевого, но и городского населения, служит Codex Cumanicus, или половецкий словарь, составленный в конце XIII в. для иностранных купцов, торгующих в Золотой Орде[95].

Основным населением в степной части Золотой Орды оставались прежние кыпчакские (половецкие) племена. Поэтому, большинство степных курганов сохраняют в золотоордынскую эпоху обряд и набор вещей, характерных именно для половцев. Пришлые монголы оставили некоторые собственные погребения и группы курганов, не внеся существенных изменений в этнический состав народонаселения степей. Появились некоторые новые черты погребального обряда: захоронения с северной ориентировкой, подбо

Категория: Золотая Орда | Добавил: Язычница (17.11.2009)
Просмотров: 23705 | Рейтинг: 5.0/2